Штраф за ловлю раков в самарской области

Популяция раков в области не снижается

Инспекторы рыбохраны почти каждую неделю сталкиваются с подобным варварством

Фоторепортаж: Популяция раков в области не снижается

Заветный деликатес
Вареных раков в Самаре любили всегда. Видимо, поэтому торгуют этим деликатесом практически на каждом рынке круглый год. И это несмотря на то, что вылов разрешен только в строго ограниченные периоды — с 10 сентября по 31 декабря и с 15 июля по 10 августа. Получается, что все раки, лежащие сегодня на прилавках вне этих четырех с половиной месяцев, контрафактные?
«Необязательно, - считает начальник отдела по контролю, надзору и охране за водными биоресурсами Средневолжского территориального управления Росрыболовства Владимир Кадушников. - Раков могут привозить из соседних регионов, где сроки запрета отличаются от наших. Но в основном это, конечно, добыча самарских браконьеров, которых мы стараемся регулярно ловить».
Ловить так ловить, решили мы и отправились в рейд. Рано утром на двух катерах в сопровождении инспекторов Рыбнадзора и областного департамента охоты и рыболовства мы вышли с лодочной станции на открытую воду. Перекрикивая рев мотора, начинаем задавать своим опытным спутникам каверзные вопросы.
«Сейчас, понятно, раков ловить нельзя совсем. А в сезон - какие снасти запрещены?»
«Проще сказать, как ловить можно, - сбавляя ход, отвечает инспектор Рыбнадзора Сергей Дубакин, - только раколовками с одним кольцом, диаметром не более 80 см и ячеей не менее 20 мм. Причем у одного человека должно быть не больше трех раколовок.
Все остальные методы — ныряние, морды, ловушки и так далее — под запретом».
«А как же рыболовецкие бригады, когда вытаскивают рыбу - в сетях часто путаются раки. Им их что, отпускать?»
«На их усмотрение, могут и себе оставлять. Но в запретный период с таким уловом к нам на глаза лучше не попадаться».
Рыбалка по правилам и без них
Выйдя через устье реки Самара, пройдя под тремя мостами, мы попали в Третий затон. Здесь раздолье для рыбака — множество проток, камышей и глубоких омутов. Рыбы здесь — навалом, что подтверждают нам попавшиеся навстречу промысловики. В их лодке и лежащих в ней поддонах в недавно снятых сетях бьются лещи, судаки и щуки — общий вес улова на глаз около 40 килограммов.
Наши подозрения на предмет законности рыбалки сетями были развеяны на стане — утренние знакомые исправно ведут книгу учета, где фиксируются дата вылова, общий вес и порода рыбы.
Попрощавшись с ними и пройдя буквально с километр, на одном из островов видим очередной стан. Рядом три лодки, вокруг них суетятся мужички. Подходим к ним и понимаем, что здесь нам придется задержаться надолго. Одна из посудин полностью забита только что снятыми китайскими раколовками с ячейкой всего-то в полсантиметра. А в них — тот самый деликатес, вперемешку с сомятами и судаками, на беду забредшими в смертоносные ловушки.
«Кто хозяин лодок? - громко спрашивает у мужичков подошедший с нами главный специалист департамента охоты и рыболовства Самарской области Александр Пырков. - Чьи раколовки?»
Владелец находится не сразу — видно, что рыбаки между собой прикидывают, на кого бы скинуть вину. Тут ведь как — если уже есть судимость, то загремишь по полной. Поэтому в пекло решили бросить самого молодого, 27-летнего безработного Александра Терехина.
«Пишите, что я», - подошел к опергруппе парень.
 «Почему раков в период запрета ловите? - спрашиваем его. - Да еще так внаглую, практически рядом с городом?»
«Да его здесь везде навалом, - отвечает браконьер. - А мы две недели назад ловушки поставили, когда еще запрет не начался. Сразу снять не успели, теперь вот только решили. Не вовремя...»
Наловили полцентнера
Надо сказать, браконьеры все до одного никогда не говорят правды. Еще бы — копать могилу самому себе! Ведь чем больше у тебя окажется рыбы или раков, тем тяжелее могут быть последствия. Поэтому стандартные «отмазки» браконьеров всем известны наперед: поставил сеточку, чтобы уху сварить или забросил удочку, нарвался на сеть, решил вытащить. Все как один говорят, что занимаются этим в первый раз. Вот и наш новый знакомый, присев рядом с инспектором, заполняющим протокол, твердит как заведенный, что вообще первый раз решил с друзьями порыбачить. Делаем вид, что верим, однако при любом раскладе отвертеться уже не получится.
«Раколовки явно не двухнедельной давности, - изучает снасть специалист первого разряда отдела госконтроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов Средневолжского территориального управления федерального агентства по рыболовству Сергей Давыденко. - Дней пять простояли, не больше. Две связки по 40 штук в каждой. Сейчас надо подсчитать раков и рыбу, живых отпустим, а за мертвых выставим ущерб».
Процесс вытрясывания раколовок длился больше часа. Двое рыбаков под чутким наблюдением инспекторов по очереди развязывали ловушки, высыпая их содержимое в поддоны и тазики. Стоя рядом и помогая выбирать из раковой массы живых рыб, мы потеряли счет и тем, и другим. Поэтому когда все закончилось, решили поступить проще: пересчитали раков в одном заполненном тазу. Их оказалось 430 штук, общий вес — 7 килограммов. А теперь внимание: на берегу стояло еще шесть таких же посудин, забитых доверху шевелящимися членистоногими. Методом простого умножения получаем три тысячи раков и почти пятьдесят килограммов живого веса!
Чудесное спасение
Невозможно передать словами, с какими лицами нас провожали хозяева браконьерского стана, когда их улов, разместившийся на носу нашей лодки, удалялся от берега. И, быть может, к лучшему, что мы не слышали тех проклятий, которые они посылали в наш адрес, видя в бинокль, как мы топим один за другим тазики с живым деликатесом. По предварительным подсчетам, не поймай мы рыбаков с поличным, они бы сдали этих раков примерно за 10 тысяч рублей — по 200 рублей за килограмм. Плюс штрафы за нарушение правил рыбалки и конфискованные раколовки — все это заставит мужиков всерьез задуматься — а не найти ли им работу поспокойнее и, желательно, на большой земле?
«Ничего, - говорит Александр Пырков, - могу поспорить, что завтра они на этом месте новые раколовки растянут. И если через недельку снова к ним не наведаться, повезут продавать. А так, глядишь, перекупщики начнут нервничать, цены поднимут, станут кричать на каждом углу, что рак весь повывелся. А он никуда не исчез — просто стали меньше воровать, может быть, и благодаря нам».
По словам Александра, за нынешний сезон в результате таких совместных рейдов толь-
ко на реке Самара было составлено более сотни административных протоколов. Без сетей, раколовок и лодок осталось несколько десятков браконьеров. Дважды у них изымали электроудочки — самые губительные для водной фауны приборы. В обоих случаях горе-рыбаки были привлечены к уголовной ответственности.
Раков достаточно
О том, что в этом году браконьеры не на шутку распоясались, свидетельствует статистика, которую приводят сотрудники Средневолжского территориального управления Росрыболовства. По их информации, с начала этого года изъято 818 кг незаконно добытых раков. При этом в течение всего 2011 года у них было конфисковано всего 585 кг. О масштабах незаконной ловли свидетельствуют и другие цифры. В частности, на сегодняшний день сотрудники рыбохраны изъяли у браконьеров более 1,7 тысячи раколовок, в то время как за весь прошлый год было конфисковано всего 856 таких приспособлений.
Но, несмотря на такие цифры, нельзя говорить о том, что популяция раков на территории региона снижается. «В Самарской области водится в три раза меньше раков, чем в соседней Саратовской, - рассказывает и.о. руководителя регионального департамента охоты и рыболовства Михаил Шинкевич. - Но так было всегда. И, соответственно, квоты на вылов раков у них в три раза выше».
По словам Шинкевича, в 2011 году промысловый запас раков в области составлял 168 тонн. Это то количество животных, которое можно выловить без ущерба для природы. Реальные цифры вылова гораздо ниже. В частности, в 2013 году квота на добычу составляет 42 тонны. Из 15 рыбопромысловых участков области выловом раков занимаются только на шести. Причем большая часть квоты делится между Сызранским, Чагринским и Рождественским участками. Остальные три в совокупности добывают лишь 10% от квоты.

Разговоры о том, что в открытых водоемах Самарской области быстрыми темпами сокращается популяция раков, похоже, не имеют ничего общего с действительностью. Убедиться в этом корреспонденты «ВК» смогли лично, отправившись в минувший четверг в рейд со специалистами Росрыболовства и департамента охоты и рыболовства.

219 2 551
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: